Забавные истории из жизни одиннадцатого чемпиона мира

Автор: admin от 2021-05-18 11:53:01
Забавные истории из жизни одиннадцатого чемпиона мира

Роберт Фишер (1943—2008) — был исключительно одаренный американский гроссмейстер и чемпион мира. Фишер научился играть в шахматы в 6 лет, а уже в 14 лет он впервые стал чемпионом США. В 15 лет Фишер стал международным гроссмейстером, участником турнира претендентов на первенство мира!
В дальнейшем юный чемпион решил целиком посвятить себя шахматам, бросив даже среднюю школу. В результате общий кругозор Фишера остался узким. Кроме шахмат, Бобби очень любил детективную литературу и джаз.

Вспоминается шутливое утверждение одного корреспондента: «Фишер даже избегает девушек только потому, что они плохо играют в шахматы.

Единственная женщина вызвала его восхищение — это жена американского гроссмейстера Бисгайера: она, оказывается, обладает бесценным, по мнению Фишера, качеством — умеет дать мат слоном и конем одинокому королю».

Часто в его разговорах звучали бахвальство и самореклама. Одностороннее развитие Фишера привело к тому, что оценка им явлений культуры, искусства, различных сторон жизни, мира в целом была иногда очень наивна.

Еще в детстве Фишер убедился, насколько всесилен доллар! И вот он твердо усвоил: надо иметь как можно больше денег! Эта чисто американская доктрина сквозит в каждом действии Фишера, в каждой его фразе.

Увы, такое воспитание дает американский уклад жизни! Да и его старшие коллеги — Решевский, Бирн, Файн и другие, также в немалой степени способствовали воспитанию таких «вкусов» у Фишера.

Надо отметить, что многие хвастливые высказывания Фишера сделаны им в ранней молодости. Позже его характер значительно изменился в лучшую сторону. Он больше не делал вслух прогнозов. Научился дипломатии жизни. Производил на окружающих приятное впечатление. Симпатичный, высокий, стройный молодой человек, одевался по последней моде. Фишер был религиозен: принадлежал к секте адвентистов седьмого дня и из-за религиозных убеждений не мог играть в шахматы с 18 часов в пятницу до 18 часов в субботу.

Фишер с большой похвалой отзывался о ведущих советских гроссмейстерах, усиленно изучал советскую шахматную литературу.

В межзональном турнире в Портороже (1958 год) болгарский мастер Нейкирх, спокойный и вечно улыбающийся, так объяснил свою ничью в партии с Робертом Фишером:
— Я не могу играть с 15-летним мальчиком. Если выиграю, в Софии скажут, что обижаю молодежь. Если проиграю, неудобно будет возвращаться в Болгарию.

В 1958 году на том же турнире претендентов в Портороже Фишер в интервью журналистам сообщал с серьезным видом:
— Решевский? Это не шахматист, он только счастливчик!

По окончании этого турнира Фишер вновь заявил:
— Я должен быть первым — Таль оказался счастливчиком!
Затем Фишера спросили:
— Как играет американский гроссмейстер Бенко?
— О, это — «лаки патцер», — ответил Фишер. (В переводе с английского это выражение означает «счастливый пижон»).

В 1959 году чехословацкий гроссмейстер Пахман гастролировал по Южной Америке. В двух турнирах он встретился с чемпионом США Фишером. В обеих партиях после напряженной борьбы победил Пахман. Счет 2:0, естественно, не радовал Бобби.

Пахман, как известно, прекрасный теоретик, и Фишер решил с ним проконсультироваться относительно одного модного варианта в сицилианской защите. Пахман охотно дал молодому гроссмейстеру справку. Во время показа этого варианта Фишер, однако, заметил, что указанный Пахманом вариант имеет «дыру», но хитро промолчал.
Как же использовать ошибку в анализе Пахмана? Он-то сам с Пахманом уже играл. Ждать следующих встреч — долго. И вот Фишер нашел выход. Он показал вариант одному из южноамериканских мастеров, который должен был играть с Пахманом на следующий день. Пахман, ничего не подозревая, пошел именно на этот вариант. Уже за доской он заметил «дыру», но было поздно!
Пахман проиграл партию. Фишер был очень доволен. Он даже хвастался тем, что «он ловко победил» Пахмана, и счет стал 1:2.
Пахман был крайне возмущен этим случаем и отметил, что поведение Фишера было не совсем джентльменским.

На турнире в Югославии 1959 года различные предприятия преподносили подарки участникам: фрукты, конфеты, вино, колбасу... Одна фабрика по производству мыла преподнесла в подарок Фишеру коробку с мылом, где на этикетке был изображен ребенок.
Бобби не взял подарка: он показался обидным намеком на возраст и неудачную игру в турнире.

На этом же турнире в Югославии Таля, любящего, кроме шахмат, литературу, музыку, кино, несколько раздражал молчаливый, порой угрюмый, хотя и очень одаренный Фишер, поглощенный мыслями о шахматах.
— Скажи-ка, Бобби, — спросил Таль, — а ты знаешь столицу Румынии?
— Румыния? — искренне удивился Фишер. — А где она? Далеко от Англии?..
— А какие у тебя любимые американские писатели? — снова спросил Таль.
— Писатели? Ну, Уоллес и... еще много других, — последовал ответ.

В I960 году состоялся очередной чемпионат США. Главный судья турнира мастер Кмох провел жеребьевку еще до прихода Фишера. Фишер был этим очень недоволен: он хотел сам решить свою «судьбу». Он тут же отказался от участия в турнире.
На его место пригласили мастера Сэйди. На следующий день состоялся первый тур. К началу тура появился, как ни в чем не бывало... Фишер. Он сказал судье, что «пошутил».
«Шутник» в этом турнире занял первое место и в третий раз стал чемпионом Америки.

Общеизвестна антипатия Фишера и Решевского друг к другу. Фишера до слез злило, что Решевский в кругу шахматистов долгое время звал его «молокососом», а Решевский не мог «простить» мальчику его «наглость»— неоднократные победы в чемпионатах США.
Но главная причина натянутости отношений между ними — это дух конкуренции, рекламы и бизнеса, господствующий и в шахматных организациях США, который столкнул личные интересы Фишера и Решевского.
Когда Решевский поделил на международном турнире в Буэнос-Айресе первое место с советским гроссмейстером Корчным, а Фишер занял 5-е место от конца, Решевский высокомерно заявил журналистам:
— Я преследовал в турнире лишь одну цель — доказать, что Фишер ничто по сравнению со мной!
Однако на чемпионате США 1961 года Фишер полностью «отыгрался» — он четвертый раз подряд завоевал звание чемпиона, а Решевский занял 4-е место, потеряв право участвовать в межзональном турнире на первенство мира.

Однажды перед турниром журналисты брали интервью у Фишера и Решевского.
— Первое место возьму я, — безапелляционно заявил Фишер.
— Не знаю, какое место займу я, — ответил Решевский. — Согласен на предпоследнее, лишь бы на последнем был... Фишер.

Лейпциг, 1960 год. XIV шахматная олимпиада. Таль, будучи уже чемпионом мира, прямо с дороги, усталый, был атакован Фишером и не смог отказать последнему в нескольких партиях-блиц. Со счетом 4:1 выиграл Таль.
Но Бобби не рассердился, как обычно, потому что Таль тут же разгромил и Найдорфа, на которого Фишер был очень зол. А случилось вот что. Найдорф попросил у Фишера автограф.
— Можно и автограф, но только за 1 доллар, — сказал Бобби.
Найдорф обиделся... Потом они играли матчевую партию. Фишер имел явно выигрышную позицию, но ошибся, и Найдорфу удалось сделать ничью.
Тогда Фишер в сердцах сбросил фигуры с доски, а Найдорф только сказал:
— Ты больше никогда не будешь играть в Южной Америке...
Наконец подошла встреча СССР — США. На первой доске встретились Таль и Фишер. Оба боролись только за победу, но партия закончилась вничью.
— Таль играл хорошо, — сказал Бобби.
— А если бы я проиграл, — возразил Таль, — Бобби сказал бы, что я играл гениально...
Олимпиада закончилась. На торжественном закрытии ее, когда Таль подошел к столику, где сидели Фишер и ряд других участников, Бобби шутливо сказал Талю:
— Посмотрим вашу шахматную судьбу.
Он взял руку Таля и стал медленно предсказывать:
— Я вижу, что вы очень талантливый шахматист... Много гроссмейстеров и мастеров собралось у столика.
А Фишер продолжал:
— На вашей руке написано даже, что вы играете остро, в ярко комбинационном стиле...
Таль, конечно, смеялся. Улыбался и стоящий рядом американский гроссмейстер Ломбарди, а развеселившийся Бобби продолжал:
— Но я вижу, что титул чемпиона мира вы в недалеком будущем потеряете во встрече с одним молодым американским гроссмейстером...
Конечно, Бобби имел в виду себя. Но Таль тут же повернулся к Ломбарди и, протянув ему руку, сказал:
— Браво, Уильям! Значит, вам предначертано сменить меня на посту чемпиона мира!
Все кругом от души смеялись: неизвестно чему больше — предсказанию ли Фишера или остроумному ответу Таля.

На той же шахматной олимпиаде 1960 года по дороге .в гостиницу «Астория» Фишер разговорился с одним известным гроссмейстером.
— С кем вы завтра играете? — спросил Бобби.
— С Васко да Гама! — ответил е шутку его собеседник.
- А за какую команду он играет? — после небольшого раздумья спросил Фишер.

В 1961 году в Лос-Анжелесе проходил матч Фишер — Решевский из 16 партий. Это соревнование вызвало интерес и за пределами США. Начался матч с того, что в тяжелое положение попал... арбитр матча! Известно, что оба американских гроссмейстера частенько капризничали. И во время этого матча они оба предъявили противоположные требования: Фишер хотел, чтобы включили вентилятор, а Решевский заявил, что в таком случае он не сможет играть, так как шум вентилятора мешает ему сосредоточиться.
Судье было нужно тут же найти приемлемое для двух гроссмейстеров решение. И он его нашел: он включал вентилятор, когда ход делал Фишер, и выключал его, когда наступала очередь хода Решевского.
В ожесточенной борьбе прошли 11 партий, а счет был равный: 5,5:5,5. Можно представить напряжение в матче, тем более, что победитель получал 4000 долларов, а побежденный — 2000.
Накануне 12-й партии судья неожиданно объявил Фишеру:
— Завтра вы начнете играть не в час дня, а в 11 часов утра.
— Почему? — удивился Бобби.
— Госпожа Пятигорская иначе не успеет на концерт мужа, — объяснил судья.
Жена известного американского виолончелиста Георгия Пятигорского — большая любительница шахмат. По ее инициативе и был организован этот матч. Госпожа Пятигорская, из семьи миллиардеров Ротшильдов, внесла из собственных средств значительную сумму в фонд матча.
Но возможно, что судьи перестарались в своем угодничестве перед «сильным мира сего». Легко понять, что Фишер возмутился:
— Я не могу начинать игру так рано, — сказал Бобби. — В 11 часов я только встаю.
Однако судья был неумолим.
— А не может ли госпожа Пятигорская немного опоздать на концерт или уйти пораньше с партии? — спросил Бобби.
— Будет так, как требует госпожа Пятигорская! — ответил судья. — Явитесь на игру завтра в 11 часов.
Фишер не пришел к 11 часам... и ему поставили ноль. Узнав об этом, он уехал из Лос-Анжелоса.
Ему засчитали поражение в матче и, как проигравшему, выдали 2000 долларов. Напрасно Бобби обращался затем в верховный суд США...
Любопытно, что примерно через год те же Пятигорские организовали в Лос-Анжелосе турнир восьми сильнейших гроссмейстеров мира. Пригласили и Фишера, но тот согласился участвовать в турнире при условии, если ему доплатят те 2000 долларов, которые он потерял в матче с Решевским. Претензии Фишера посчитали оскорбительными, и он в турнире не участвовал.
В последующие годы Фишер вступил в вечный спор с Решевским.

— Играю только на первой доске! — требует Фишер перед каждой шахматной олимпиадой, прикладывая к этому заявку на большой гонорар. Перед XVI олимпиадой в Тель-Авиве Решевский решил облегчить задачу своих шахматных руководителей.
— Я согласен играть в команде на любой доске, — заявил гроссмейстер. — Если я буду выступать на первой доске, вы обязуетесь заплатить мне 1000 долларов, если на второй — 2000 долларов. Могу играть даже на шестой доске, но тогда приготовьте мне 6000 долларов!..
Фишер тоже выставил «пропорциональное доске» требование, но увеличил гонорар в 2 раза!

На шахматной олимпиаде 1962 года в вестибюле гостиницы «Астория» к Фишеру подошла маленькая девочка, собиравшая автографы участников, и протянула ему лист. Фишер размашисто расписался на всей странице.
— Вы не оставили места для других автографов, — сказал американцу один из стоявших здесь мастеров.
— Остальные — это ерунда! — ответил Фишер.

В 1962 году корреспондент американского журнала «Хеперс» спросил Фишера:
— Что вы будете делать, когда станете чемпионом мира?
— Прежде всего поеду в кругосветное путешествие, — ответил Фишер. — Дам много сеансов, причем с очень высокими гонорарами. Я установлю новый стандарт оплаты за шахматные выступления и заставлю платить тысячи... Затем вернусь домой на океанском лайнере в каюте первого класса. Дома напишу несколько шахматных книг. Построю себе дом в одном из штатов. Потом открою шахматный клуб имени Роберта Фишера. Вот это будет класс! Клуб будет находиться в аристократическом районе города. Вход строго ограничен. Приниматься в него будут лишь шахматисты высших разрядов. Играть они будут обязательно в вечерних туалетах: смокингах, фраках. Судьи также будут в черных костюмах. Устрою крупные международные турниры в своем клубе с ценными призами. Затем куплю автомобиль, может быть, яхту. Пошью себе новые костюмы. Хочу быть одним из десяти самых элегантных мужчин в мире...
Фишер осуществил только... «переодевание». Он особенно гордится тем, что из 17 его костюмов, приобретенных в разных странах, 2 сшиты у того же портного, у которого шил сам покойный президент США Джон Кеннеди.

На шахматной олимпиаде 1962 года болгарский корреспондент обратился к Фишеру с просьбой дать интервью.
— 50 левов аванса, тогда будем .разговаривать, — заявил Фишер.
— Спасибо, я уже получил от вас интервью, — ответил корреспондент.
— Знаете что, Бобби, — сказал гроссмейстер Котов, обращаясь к Фишеру по окончании турнира в Стокгольме. — Вот вы жалуетесь, что про вас пишут плохие статьи. А ведь вы сами в этом виноваты.
— Почему? — спросил американец.
— Зачем вы так много говорите о деньгах? «Доллары, платите доллары».
— Да, вы правы, — согласно закивал головой Фишер.
Разговор продолжался.
— Вы хотели бы еще раз приехать в СССР, чтобы сыграть в международном турнире?
— С удовольствием! — ответил Бобби и после небольшой паузы добавил: — Только при одном условии.
— Каком?
— Чтобы состав турнира был сильным и...
— И что?
— И чтобы призы были хорошие! — заключил Фишер.

Когда известный американский шахматист и журналист Элист Херст высказал мысль, что неудача Фишера на турнире претендентов 1962 года в Кюрасао была результатом его плохой спортивной формы, Фишер отреагировал характерным для него вопросом:
— Как?! И ты коммунист?

Роберт Фишер написал книгу «Бобби Фишер обучает шахматам». Если верить рекламной заметке, помещенной в журнале «Чесс ревью», то... «Вы можете ровно за 10 часов научиться по этой книге побеждать».

Николай Полторанов
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий